Вне зависимости от того, на кого из супругов зарегистрировано право собственности на имущество, приобретенное во время брака, оно считается совместной собственностью супругов, если иное не предусмотрено законом или договором между супругами. Однако, имущество, полученное каждым из супругов в дар или по наследству, не считается совместным имуществом супругов.
Общественные отношения касательно владения, использования и распоряжения совместным имуществом регулируются 198-ой статьей Гражданского кодекса РА.
В первую очередь, учитывая важность проблем связанных с распоряжением совместным имуществом, данным коснемся разъяснений норм, предусмотренных 2-ым и 3-ими пунктами статьи, а также комментарий Верховного суда к данным нормам, которые, согласно 4-ому пункту 15-ой статьи Судебного кодекса РА, имеют обязательную силу при рассмотрении гражданских дел с подобными фактическими обстоятельствами.


И так, 2-ым пунктом статьи 198-ой Гражданского кодекса РА закреплена императивная норма, согласно которой, распоряжение совместным имуществом осуществляется с согласия всех участников, вне зависимости от того, который из участников заключает сделку по распоряжению имуществом. Согласно 3-ему пункту той же статьи, каждый из участников общей собственности имеет право заключать сделку по распоряжению общим имуществом, если иное не предусмотрено соглашением между ними. Сделка, заключенная одним из участников по распоряжению совместным имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников, в случае отсутствия полномочий у участника, заключившего сделку, если будет доказано, что другая сторона сделки знала об этом или же очевидным образом должна была знать.
Буквальная интерпретация   упомянутых норм свидетельствует о том, что каждый из супругов  может заключать сделки по распоряжению совместным имуществом, однако, с согласия другого супруга, соблюдая требования императивных норм закрепленных 2-ым пунктом статьи. И так как норма, закрепленная в третьей части статьи, диспозитивная, она дает возможность совладельцам /супругам/ установить иной режим заключения сделки по распоряжению имуществом / например, супруги брачным договором могут ограничить право каждого из них по отчуждению имущества/. Фактически, если иное не предусмотрено соглашением супругов, каждый из супругов может распоряжаться совместным имуществом, и полномочия по распоряжению совместным имуществом у распоряжающегося супруга считаются имеющимися в том случае, когда последний имеет согласие другого супруга в вопросе заключения данной сделки. Значителен, однако, тот факт, что в случае распоряжения имуществом при отсутствии соответствующих полномочий, сделка может быть признана недействительной ТОЛЬКО в том случае, когда будет доказано, что другая сторона сделки знала об этом, или же очевидным образом должна была знать.
Упомянутая  норма противоречит 1-ому пункту 275-ой статьи, предусматривающей право собственника требовать имущество обратно у добросовестного приобретателя.  

Если имущество возмездной сделкой было приобретено у лица, не имеющего право отчуждения на данное имущество, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник имеет право требовать данное имущество у приобретателя только в том случае, когда имущество было потеряно собственником или же лицом, во владение которого данное имущество было передано  собственником, или же оно было ухищено у одного или у другого, или же иным путем вышло из их владения помимо их воли.
Особенность нормы состоит в том, что в ней не предусмотрено различие между видами собственности, что свидетельствует о том, что она применима как к единоличному собственнику, так и к сособственнику.  
Интерпретация 1-ого пункта 275-ой статьи Гражданского кодекса РА показывает, что в случае, если имущество было отчуждено лицом, не имеющим на то полномочий, и покупатель /недобросовестный приобретатель/ знал об этом или же очевидным образом предполагал, то собственник имущества В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ может потребовать имущество назад у недобросовестного приобретателя /покупателя/. В случае, если покупатель /добросовестный приобретатель/ не знал или не имел возможности знать об отсутствии полномочий по отчуждению у лица, распоряжающегося имуществом, собственник имущества НЕ ЛИШЕН ПРАВА ТРЕБОВАТЬ ЕГО ОБРАТНО У ПРИОБРЕТАТЕЛЯ, если докажет, что имущество вышло из владения собственника в обстоятельствах, не зависящих от его воли.  Из владения сособственника вне зависимости от его воли имущество может выйти в результате нахождения данного имущества у другого сособственника /например, когда машину, являющуюся совместной собственностью супругов постоянно или  в основном водит один из них/. И так как закон каждому из сособственников присуждает право распоряжения совместным имуществом, то в случае распоряжения имуществом  без согласия другого сособственника /без соответствующих полномочий/ и без ведома покупателя об этом, сособственник, не принимавший участия в отчуждении имущества, согласно 1-ому пункту 275-ой статьи Гражданского кодекса РА может у покупателя потребовать свое имущество, а согласно 3-ему пункту 198-ой статьи того же кодекса, лишен права потребовать его обратно.
Судебная практика применения проблематичных норм 198-ой статьи Гражданского кодекса РА вызвала большие недовольства особенно после того, как Верховный суд РА сделал свои комментарии относительно данных норм.
И так, Верховный суд, осуществляя свою миссию по обеспечению единого применения закона, в ряде своих прецедентных решений, касательно распоряжения совместным имуществом, посчитал применимым  принцип презумпции существования согласия, что сводится к следующему: Отсутствие возражений со стороны одного сособственника против действий другого сособственника, заключающего сделку по распоряжению имуществом, свидетельствует о его согласии и наличии прав /полномочий/ у сособственника, заключающего сделку.
То есть, у участника, заключающего сделку, есть на то полномочия, если отсутствует по этому поводу несогласие другого сособственника. Причем, несогласие должно быть выражено другой стороне - покупателю, в противном случае, сделка в судебном порядке не может быть признана недействительной.
Установление презумпции существования согласия ставит под угрозу гарантированное Конституцией РА право граждан на собственность, так как, насколько бы основы образования совместной собственности ни сводились к тому, что в основном участниками являются лица, ведущие совместное хозяйство и совместно пользующиеся имуществом и тем самым имеющие возможность узнать о намерении другого участника об отчуждении имущества, однако, на практике не мало случаев, когда отсутствие возражений со стороны другого участника связано с неведением об отчуждении имущества.
А принимается ли во внимание во время расследования исков с требованием о признании недействительной сделку  тот факт, что во время совершения сделки супруги фактически не вели совместное хозяйство, наличие или отсутствие возможности у стороны, не принимающей участия в сделке, предъявления своих возражений покупателю. Так, во время расследования гражданского дела номер ԵԱՔԴ/1023/0210  Верховный суд, касаясь поднятого вопроса, установил, что на момент заключения сделки фактическое обстоятельство развода сособственников /следовательно и неведение сособственника, не принимающего участия в заключении сделки/ во время расследования исков с требованием о признании недействительным сделки не может считаться фактическим обстоятельством, достойным внимания.
Не смотря на то, что такая позиция не гарантирует осуществления правосудия, однако, она вытекает из полномочий Верховного суда по интерпретации юридических норм, а не по их изменению. Условия признания недействительности сделки, как уже было отмечено, зафиксированы в 3-ей части 198-ой статьи Гражданского кодекса РА. Данная норма является императивной вне зависимости от фактических обстоятельств дела и единым образом применима при рассматривании всех гражданских дел.
Решение проблемы состоит не в широкой трактовке упомянутой нормы, а в отказе от презумпции существования согласия по сделкам по отчуждению имущества  или в установлении механизмов в противовес вытекающим рискам.  
В конце концов, даже из формулировки обсуждаемой нормы ясно, что в вопросе о признании недействительной сделку по отчуждению имущества законодатель придал важность отсутствию полномочий у сособственника /супруга/, отчуждающего имущество, а также тому факту, что другая сторона сделки знала, либо явным образом могла знать об этом. В то время как, из логики презумпции существования согласия ясно, что полномочия у отчуждающего имущество всегда имеются вне зависимости от настоящей воли другого сособственника. В настоящих условиях признания сделки недействительной неприемлемо применение принципа существования презумпции, в будущем находящийся в неведении сособственник, помимо своей воли давший согласие на заключение сделки, лишается реальной возможности восстановления своих нарушенных прав.
А каков подход других стран к этому вопросу. В вопросе отчуждения совместного имущества супругов презумпция существования согласия применима в Российской Федерации, Украине и также в некоторых других странах и, в отличие от Республики Армения,  применение презумпции имеет непосредственно законодательные основы с некоторыми механизмами, уменьшающими потери граждан.
Так, согласно 2-ой части 35-ой статьи Семейного кодекса РФ, при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Учитывая риски, связанные с презумпцией существования согласия, 3-ья часть статьи для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения или регистрации в установленном законом порядке, считает необходимым получение нотариально удостоверенного согласия другого супруга.
В Украине принцип презумпции существования согласия также применим, который, однако, не распространяется на сделки, требующие нотариального удостоверения, а также на сделки, требующие государственной регистрации, в таких случаях считая необходимо наличие нотариально удостоверенного согласия другого супруга /3-ий пункт 65-ой статьи СК Украины/. К тому же, в Украине презумпция не применима при совершении дорогостоящих сделок по распоряжению имуществом, в случае которых, как минимум необходимо письменное согласие другого супруга.
Как в вышеупомянутых странах, так и в других странах, применяющих принцип презумпции в вопросах распоряжения совместным имуществом, он непосредственно установлен законодательством и применим только в сделках по распоряжению недорогостоящим имуществом, принадлежащим супругам /бытовые товары и т.д./, в то время как, в случае совершения сделок по распоряжению остальным имуществом, согласие другого сособственника обязательно, а его отсутствие - уже основание для признания сделки недействительной.
В то время как, в Республике Армения в правовых регулированиях распоряжения совместным имуществом отсутствует какое-либо упоминание о презумпции существования согласия, и ее применение основывается на прецедентных комментариях Верховного суда очевидным образом противореча буквальной трактовке нормы, применима к сделкам по любому имуществу, а удовлетворение требования по признанию сделки недействительной с любом случае связано с обстоятельством, поставила ли оспаривающая сделку сторона в известность сторону покупателя о своем несогласии, на что у граждан не всегда имеется возможность. Как распространенный пример можно отметить сделки по купле-продаже  автомобилей, в которых обычно выступает только один из супругов, отчуждая нажитое на протяжении совместной жизни имущество.
Фактически, Верховный суд РА, применяя опыт других стран, посчитал обязательным принцип презумпции существования согласия, игнорируя наличие в этих странах законодательных норм, установленных в противовес применению данного принципа, и факт их отсутствия в нашем законодательстве.
Конституционный суд РА, своим решением 24.02.2012г. касаясь вопроса соответствия 3-ей части 198-ой статьи Гражданского кодекса РА Конституции РА, отметил, что в 3-ей части 198-ой статьи Гражданского кодекса РА по вопросу конституционности отсутствует какая-либо неопределенность или проблема. В то время как, в силу 63-ей статьи закона «О Конституционном суде» РА, оценивая сформировавшуюся в отношении юридической нормы практику, Верховный суд отметил как важность факта государственной регистрации прав сособственников, так и тот факт, что в случае возникновения прав и ограничений на имущество предусмотренным 18-ой статьей закона «О государственной регистрации прав на имущество» порядком, для совершение сделки по распоряжению имуществом одним из участников, необходимо позитивное согласие всех сособственников.
Несмотря на оценку Конституционного суда, Верховный суд РА продолжил в своих последующих решениях ссылаться на принцип презумпции /смотри -----г., номер ------- решение по гражданскому делу/.
Решение проблемы состоит в применении буквального толкования 198-ой статьи Гражданского кодекса и в отказе от неполноценно перенятых у других стран норм, устанавливающих условия недействительности сделки, что даст возможность собственнику признать недействительным сделку, совершенную без его согласия в любом случае нарушения требований установленных  2-ым пунктом статьи.

© 2010 Юридическая фирма Айлекс. 
Айлексв ™ Все права защищены
|

 

Разработка сайта:
Flate creative agency